ВО ИМЯ ЩЕТИНКИНА!

Передо мной письмо из относительно недалёкого прошлого. Дата: 3 мая 2001 года. Текст набран на печатной машинке, а содержание наполнено болью и обидой десятков стариков. Скорее всего, многих из них сегодня уже нет в живых. От осознания этого на душе становится ещё тоскливей. Но придётся перетерпеть и мне, и Вам, уважаемые читатели. С того и начнём.

«Президенту России
В.В.Путину,
губернатору Красноярского края
А.И.Лебедю
от пенсионеров колхоза
имени Щетинкина
села Городок Минусинского района.

Уважаемые Владимир Владимирович и Александр Иванович!

Мы обращаемся к Вам второй и шестой раз по одному и тому же вопросу. Дело в том, что председатель нашего колхоза И.А.Медведев создал для нас невыносимые условия жизни. Он называет нас ненужным балластом, хотя многие из нас проработали в этом колхозе по 50–60 лет.

Всю войну мы ещё детьми работали в поле, не выезжая месяцами. Голодные, полураздетые, полубосые и вшивые мы выполняли любую работу, часто непосильную для детей. Мы всё претерпели и сохранили колхоз. Мы своим непосильным трудом помогли нашим отцам победить фашистов. Больше половины из нас остались сиротами. Нам и после Победы над фашистами нелегко пришлось в послевоенное время.

Сейчас нам по 70–80 лет и мы стали ненужным балластом. Жить при этом председателе очень трудно. Нам кушать нечего, и животине (какая у нас есть) тоже дать нечего, даже соломы нет. За три года правления Медведева в колхозе осталась третья часть техники, оросительная система полностью разграблена, производственные участки (пилорама, мельница, комбикормовый завод, нефтебаза) или разрушены, или уже проданы.

Не дают нам землю и не дали нам зерна за 2000 год. Нашего председателя И.А.Медведева поддерживает глава района В.Г.Бугаев, он же повлиял на начальника земельного комитета В.Д.Профилатова.

Помогите нам выйти из нашего хозяйства. Нас уже около 100 человек, мы хотим создать сельхоз предприятие и работать вместе. С нас требуют, чтобы каждый из нас оформил земельный пай, а об имущественном пае и неделимом фонде даже и думать не дают.

С уважением, пенсионеры
колхоза имени Щетинкина».

Неужели нам врут историки, рассказывая о том, что крепостное право в России отменили ещё в 1861 году? Риторика. Вот так пятнадцать лет назад жили в Минусинском районе, и в посёлке Городок в частности, те самые «Дети войны», которым сегодня ставят памятники и выплачивают из краевого бюджета аж по 400 рублей. Заметим, однако, что выплачивают не всем, а только тем, кто имеет справки о гибели родителей на полях сражений. На остальных денег в бюджете, понятное дело, не хватает — наверное, потратили на памятник. Честное слово, я совершенно не против увековечивания в людской памяти трудового «подвига» детворы сороковых годов прошлого века — эти люди достойны и большего. Но попробуйте представить себе такую картину: умирает человек от голода или тяжёлой болезни, а окружившие его плотным кольцом люди, вместо того, чтобы покормить или дать необходимое лекарство, трясут транспарантами и восклицают: «Как ты смело держишься! Ты герой! Мы тебя не забудем!». Причём, заметьте, даже транспаранты приобретали не на свои, а на казённые! Бог им судья, а мы двигаемся дальше.

Итак, с момента написания того письма утекло много воды: в России всё тот же президент, но в Красноярском крае сменилось несколько губернаторов, каждый из которых клятвенно обещал неизбежные перемены к лучшему (традиция такая), нет Александра Лебедя, как нет и того самого колхоза имени Щетинкина. Но, согласитесь, колхоз — не человек, он не может превратиться в прах. Есть земля и имущество, которые не истлеют и не испарятся. Где всё это? Вот над этим вопросом и работает уже 11 лет некто Иосиф Фалалеев — бывший колхозник, а ныне отчаянный правдоискатель, перенявший эстафету написания обращений к президенту и огромному числу руководителей всевозможных инстанций. В чём, спросите, смысл? Ох, и запутанное это дело!

Имея на руках кипу документов, прекрасно понимаем, что начни мы вдаваться во все тонкости истории с морем цифр и целой армией фигурантов — запутаем читателя и сведём на нет интерес к прочтению материала. Безусловно, мы приведём некоторые документальные факты, не забывая при этом справедливое утверждение одного из Российских классиков: «Русскому человеку хочется не столько понять, сколько почувствовать». Мудро, чувствовать можно только зная предмет изучения хотя бы в общих чертах. С этого и начнём. Письмо президенту 13 лет спустя.

«В Администрацию Президента РФ,
Управление Президента РФ по работе
с обращениями граждан к организациям

Жалоба на незаконные, коррупционные действия исполнительных органов.

Уважаемый президент Владимир Владимирович Путин! Моё требование возбудить уголовное дело против бывшего председателя колхоза имени Щетинкина — Медведева Игоря Александровича по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество), ст. 196 УК РФ (преднамеренное банкротство), ст. 145 УК РФ (невыплата заработной платы), ст. 315 УК РФ (неисполнение приговора суда), ст. 175 УК РФ (приобретение или сбыт имущества, добытого заведомо преступным путём), дело КУСП № 2277/2005 от 15.04.2005 рассматривается в МУ МВД «Минусинский» уже более 10 лет.

Я обращаюсь к Вам, лишь по той причине, что все методы мной использованы. Я жаловался и в прокуратуру города Минусинска, и в Главное Следственное Управление города Красноярска. Подавал жалобу на незаконные действия правоохранительных органов в суд. Но Главное Следственное Управление советует обратиться в прокуратуру города Минусинска. А суд отказывается рассматривать жалобу по той причине, что прокуратура не находит причин для рассмотрения жалобы. И, хотя прокуратура признаёт преступление по ст. 159 УК РФ, и ст. 196 УК РФ, и направляет требование возбудить уголовное дело по этим статьям, следственные органы, продолжая применять фальсифицированные доказательства, ссылаться на выдуманные причины, на обстоятельства, которые не влияют на возбуждение уголовных дел. Уголовное дело не возбуждают. Замкнутый круг.

Пытался воздействовать на следователей и руководящий состав МУ МВД «Минусинское» путём подачи требований, возбудить уголовное дело против следователей за незаконный отказ в возбуждении уголовного дела против Медведева Игоря Александровича и его сообщников за применение для отказа в возбуждении уголовного дела фальсифицированных доказательств, пропажу документов, подмену документов. Но следователь Следственного Управления при Прокуратуре С.В.Сунчугашева повздыхала, повозмущалась, месяца три, затем, не пояснив причин, потихоньку отказала в возбуждении уголовных дела и уволилась. У меня есть все основания считать, что следствие не велось. Никаких объяснений от следователя мне не поступало. О том, что мне было отказано в возбуждении уголовного дела, я узнал случайно, через месяц после увольнения следователя Сунчугашевой от секретаря Следственного управления. Между тем растягивание дела, незаконный отказ в возбуждении уголовного дела, применение фальсифицированных данных для отказа в возбуждении уголовного дела, подмена документов, пропажа документов, это признанный признак коррупции…

И.А.Фалалеев 26.12.2014».

Гневно? Более чем. Теперь давайте разбираться, из-за чего весь «сыр-бор». Как говорится, в далёкие, но памятные времена существовал и успешно работал в Минусинском районе колхоз имени Щетинкина. Солидный был колхоз — миллионер, трудилось в котором, по данным городского Минусинского архива, 285 человек. Стоимость имущества колхоза ещё в конце прошлого века оценивалось примерно в 36 миллионов рублей. Автопарк хозяйства насчитывал 69 машин, я уж не говорю про всевозможный сельскохозяйственный инвентарь и внушительное поголовье крупного рогатого скота (455 голов). Хотя… Для пущей наглядности: 4 зерносклада, мельница, теплосети, пилорама, пекарня и 17 прочих сооружений, обеспечивающих бесперебойное производство сельхозпродукции. Список, мягко говоря, внушительный!

Надо ли напоминать, что такое колхоз по определению? О целесообразности подобного метода хозяйствования историки и экономисты спорят и по сей день, но главный принцип не отменял никто: «всё вокруг колхозное, всё вокруг моё», то есть общее. Вполне логично предположить, что любой колхозник при желании имел право выйти из хозяйства, получив свою законную долю в имущественном или финансовом выражении. Так-то оно так, но, сами понимаете: то что прописано на бумаге, далеко не всегда способно стать реальностью. «Грамотный» председатель при поддержке новых законодательных веяний вполне может запрятать концы так, что найти их будет очень сложно. К тому же ещё более безнадёжными эти поиски становятся в случае отсутствия желания их проведения.

Смотрите, что происходит. Сначала председатель Медведев, ссылаясь на накопившиеся долги колхоза, создаёт сельскохозяйственную артель имени Щетинкина, куда и переводит всё колхозное имущество. После чего банкротит это предприятие, перетаскивая «всё, что нажито непосильным трудом» в новое ЗАО «Городок». Думаете всё? Нет. В окончательном варианте имущество перетекает в очередное ЗАО под названием «Искра Ленина» с двумя учредителями, одним из которых является сам Игорь Медведев. Какие долги? Какая задолженность по зарплате? С кого спрашивать? Ни колхоза, ни артели давно нет. Забудьте!

Но не у всех столь короткая память и заниженное чувство собственного достоинства. Минусинского прокурора Афанасьева и начальника МВД «Минусинский» Чмыха не перестают информировать о следующем:

«Для подведения СХА Щетинкина под банкротство, кроме незаконного списания более чем 30000000 рублей применили ещё пять незаконных способов:

а) переоценка имущества для передачи имущества в ЗАО „Городок“. Переоценка прошла 30 декабря 2003 года. Снижение стоимости имущества приводит к банкротству;
б) скрытие части имущества от Арбитражного суда;
в) скрытие урожая СХА Щетинкина 2004 года, передача урожая в ЗАО „Городок“;
г) накопление задолженности, в том числе и по заработной плате;
д) скрытие посевных площадей.

На балансе СХА Щетинкина числилось имущество на сумму 36778032 рубля. В ЗАО „Городок“ передали на сумму 10404000 рублей, под банкротство оставили имущество на сумму не более 8 миллионов рублей, остальное скрыли.

Вот только то, что бросается в глаза.

На собрании акционеров ЗАО „Городок“ 26.12.2003, где решили отдать имущество в счёт акций, присутствовали три человека: Медведев, Левицкий и секретарь.

Арбитражный суд убедили в том, что СХА Щетинкина будто бы вложила имущество в акции ЗАО „Городок“. Акции были обесценены. Пакет акций стоимостью в 10210700 рублей был продан за 100000 рублей».

Люди не только возмущаются фактом отсутствия квалифицированного расследования и, как следствие, безнаказанности за возможные мошеннические действия Игоря Медведева, но и задают вполне резонный вопрос: «Где наши, то есть колхозные (они же общие) деньги?».

Первое заявление в МВД и прокуратуру было написано Фалалеевым ещё в 2004 году. Результатом стал привычный для российской действительности «юридический футбол»: полиция отказывает в возбуждении уголовного дела, прокуратура делает вид, что возмущается и требует присмотреться к фактам повнимательней после очередного обращения страждущих. Дело уже дошло до того, что заявитель потребовал привлечь к ответственности тех, кто вольно или невольно затягивает следствие, но… Вот только некоторые фрагменты «увлекательной переписки». Для начала слово полиции со страниц постановлений об отказах возбуждения уголовных дел:

«Квалифицировать действия председателя СХА имени Щетинкина — И.А.Медведева, как преднамеренное банкротство и неправомерные действия при банкротстве, не имеется оснований… С упразднением Федеральной службы России по финансовому оздоровлению и банкротству, которая проводила анализ финансового состояния предприятия-должника, функции ФСФО не были переданы другому ведомству. Без заключения невозможно определить наличие признаков преступления».


«В действиях И.А.Медведева отсутствуют признаки состава преступления по статье 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями) по причине отсутствия потерпевшего…».


«Первичные документы финансово-хозяйственной деятельности СХА имени Щетинкина не установлены, в связи с чем орган дознания считает, что проведение документального исследования по вопросам движения товарно-материальных ценностей невозможно».

В процессе фиксирования отсутствия состава преступления по факту мошенничества успел «засветиться» даже следователь СО МО МВД РФ «Минусинский» А.Р.Гильгенберг — родной брат Евгения Гильгенберга, находящегося в то время на посту заместителя по юридическим вопросам главы района Александра Шахова. Как тесен мир!

Где, спросите, обещанный «футбол»? Пожалуйста — настало время реплик прокуратуры:

«В ходе изучения материалов проверки в порядке надзора установлено, что решение В.Д.Сысойкина об отказе в возбуждении уголовного дела незаконно, и что в действиях И.А.Медведева усматриваются признаки состава преступлений, предусмотренных статьями 159, 196 УК РФ, вследствие чего постановление об отказе в возбуждении уголовного дела отменено, материал проверки направлен в СО МО МВД РФ „Минусинский“ для возбуждения уголовного дела.

Заместитель межрайонного
прокурора Р.И.Гайфулин».


«По результатам дополнительной проверки отделом ЭБиПК МО МВД РФ „Минусинский“ неоднократно принимались решения об отказе в возбуждении уголовного дела, которые своевременно отменялись Минусинской межрайонной прокуратурой, как необоснованные, с направлением материала для проведения дополнительной проверки. Минусинской межрайонной прокуратурой по данному материалу проверки неоднократно вносились представления в МО МВД РФ „Минусинский“ об устранении нарушений норм уголовно-процессуального законодательства при рассмотрении заявлений и сообщений о преступлениях. Так, следователем следственного отдела принято очередное решение об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием в действиях сотрудников полиции Насса, Безрукова и Сысойкина признаков состава преступлений, предусмотренных статьями 285 (злоупотребление должностными полномочиями) и 286 (превышение должностных полномочий), которое отменено межрайонной прокуратурой, как необоснованное.

Заместитель межрайонного
прокурора П.А.Бородкин».

Вот такие игрушки! Одни сворачивают разбирательства, не видя состава преступления, другие, более зрячие, утверждают обратное и требуют присмотреться к заявлению повнимательнее. Первые, уверены в том, что закон, это они, и бояться им совершенно нечего — вторые, шлют письменную оплеуху, сдобренную гневными предупреждениями, мол, от тюрьмы не зарекайтесь. Вот только кому всё это веселье интересно? Служителям закона? Не исключено. Далеко не безбедному на данный момент Медведеву? Можно допустить и это. Но предположить, что это издевательство над чувствами долга и справедливости может прийтись бывшим колхозникам по душе — невозможно. Наоборот, последней каплей в море терпения стало откровенное нежелание Медведева выдать «бунтарю» Фалалееву, по его словам, справку о заработной плате. В итоге «главного колхозника» заняться выдачей справок обязал суд, но и после этого для получения бумажки нашему искателю справедливости пришлось обращаться в прокуратуру.

В это время и родилось то самое второе письмо президенту, на которое даже был получен официальный ответ, спустя десять месяцев:

«Ваше обращение в адрес Администрации Президента Российской Федерации рассмотрено и направлено в Министерство внутренних дел Российской Федерации в целях объективного и всестороннего рассмотрения с просьбой проинформировать Вас о результатах рассмотрения…».

Ну, теперь-то дело сдвинется с мёртвой точки? Закончится эпопея с требованиями и отказами в возбуждении уголовного дела? Уже ведь и президент в курсе (это, конечно, громко сказано, поскольку в курсе не он сам, а только консультант департамента письменных обращений граждан и организаций — некто И.Куров). И, действительно, процесс пошёл. Правда, совсем недалеко, ибо более чем десятилетняя проволочка дала о себе знать. И тут уж всё точно согласно закону. Внимание!

«И.о. заместителя начальника полиции межмуниципального отдела МВД России „Минусинский“ майор полиции А.В.Миков.

…Принять решение о возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного статьями 195, 201, 159 УК РФ не представляется возможным, так как уголовное дело не может быть возбуждено в связи с истечением сроков давности уголовного преследования».

Нет слов! В конце так и хочется приписать: «Так мы поступим с каждым, кто возомнит себя полноправным членом общества!». Честное слово, противно до тошноты. А представить, какую обиду и разочарование в справедливости этого мира чувствует человек, положивший на это дело одиннадцать лет жизни полной унижений со стороны тех, кто обманул и тех, кто не стал защищать, просто невозможно!

Значит ли это, что все, кто имел теоретическую возможность отсудить свои законные доли колхозного имущества, могут забыть об этой идее? Скорее всего, да. Теперь-то уж точно помочь этим людям не в силах ни закон, ни пресса, ни народные избранники. Поезд, как говорится, ушёл. Но ведь опоздали на него люди не по своей вине, а благодаря «держимордам», не пускающих пассажиров на перрон, на протяжении десятилетия!
Демократический путь развития государства в действии! Мы много говорим и пишем о власти как законодательной, исполнительной, так и судебной. Что-либо «продавить», кого-либо осадить иногда удаётся, но это не тот случай. Против нас уже не подлецы с портфелями или в погонах, а непосредственно сам закон — строгий, но справедливый! Это тот самый момент, когда хочется не по закону, а по справедливости. Хочется, но это не наш метод.

Подбирая фотографии для иллюстрации материала, мы наткнулись на один очень любопытный снимок: Шахов, Зырянов, Дамм и Медведев. Относительно крепкие, розовощёкие, беззаботные в своих улыбках. Все до единого — молодцы! Кто регулярно читает нашу газету, тот в курсе. Вот, как Вы думаете, есть ли среди этих лучезарных товарищей хотя бы один, который не знал о трансформациях районного колхоза? Почему никто из них не посчитал для себя нужным пресечь мошенничество, которое прокуратура всё-таки усматривала в действиях Игоря Медведева? Варианта два: друзей не сдают (но тогда какой ты, к чёртовой матери, представитель власти и защитник интересов народа?) или от доли незаконно нажитого не отказываются (но тогда какой ты, к чёртовой матери, представитель власти и защитник интересов народа?). Простите за вынужденный повтор.

Бывшего полномочного представителя губернатора А.Дамма поминать не будем — это отлучённое от власти прошлое. Главу Минусинского района А.Шахова тоже из сострадания пока оставим в покое — ему сейчас и без того тяжко. Задавать вопросы депутату Законодательного Собрания края В.Зырянову попросту бесполезно. Он всегда делает только то, что интересно лично ему, а не рядовым гражданам. Или… Может быть дадим ему последнюю попытку? Как Вы думаете, минусинцы? Ведь что получается: с одной стороны, есть И.Медведев, которого не успели привлечь к уголовной ответственности, благодаря друзьям-покровителям, с другой — депутат, который буквально не спит ночами в поисках земной несправедливости (вспомните выматывающие душу проверки законности строительства жилых домов и детских садов в Минусинске, а также наличия касок у рабочих, реконструирующих мост в районе ССК). Почему бы не начать проверки и в нынешней «Искре Ленина»? Неужто название отпугивает? Ведь если предположить, что Медведев действительно повинен во всех предъявленных ему грехах, то выходит, что не дружил он с законом не год, не два и не десять! Неужели вдруг остепенился и стал честным предпринимателем? Кому скажи — не поверят. Ау, слуга Зырянов! Давайте-ка поработаем! Мы обязательно напишем в газете о том, какой вы золотой! Или в этот раз слабо, так же, как и с «Электрокомплексом»? Если уж не получается вернуть народу награбленное, то хоть обезопасим людей от подобных неприятностей на будущее. Ах, да — рекомендуем заглянуть хотя бы в «Википедию»: «Народ — основная масса трудящегося населения».

Александр Послов

Печать
 
  1. Пока что нет комментариев.