«САНИТАРЫ» ИЛИ ГУБИТЕЛИ?

История, которую мы Вам сегодня расскажем, имеет к Минусинску лишь косвенное отношение, поскольку произошла в Черногорске. Но так уж случилось, что внимание СМИ Хакасии она почему-то не привлекла, хотя заинтересованные лица обращались в несколько изданий. Между тем, дальше хранить молчание в этой ситуации просто нельзя. По этой причине жители соседней с нами республики приняли решение поискать поддержки в редакции минусинской газеты «ТОН-М». Поэтому просим считать данный материал официальным запросом в пресс-службу МВД Хакасии.

Жил в Черногорске шахтёр-проходчик Юрий Цыганков. В 80-е годы прошлого столетия он считался у себя на работе одним из передовиков производства. Был женат на хорошей женщине. Но начавшаяся вскоре в стране антиалкогольная кампания в случае с Юрием Цыганковым каким-то странным образом произвела прямо противоположный эффект. Шахтёр стал всё больше прикладываться к бутылочке, пока не запил по-чёрному. Не помогло даже рождение дочери Илоны. Жена долго мучилась, но, в конце концов, не выдержала и в 1994 году оформила развод и алименты, а через несколько лет вышла замуж за другого. Цыганков остался жить у родителей, однако об уплате алиментов в те не такие уж далёкие годы, когда предприятия банкротились одно за другим, а «живые деньги» люди не видели по нескольку месяцев-лет, речи идти не могло. В 2001 году Цыганков уволился с шахты, и с тех пор уже более 16 лет нигде не работал ни дня! Кормился-одевался за счёт матери-пенсионерки (отец скончался в 1997 году), а на водку деньги доставал «калымами»: кому дров с приятелями-алкашами наколет, кому забор починит. Такая беззаботная жизнь шла у Цыганкова вплоть до смерти матери в 2007 году. Оставшись без средств к существованию, он начал сдавать родительский дом в аренду, а сам перебрался во «времянку». Следует упомянуть, что сам дом по улице Трудовая и земельный участок под ним ни матерью Цыганкова, ни им самим не были оформлены в собственность согласно действующему Земельному и Жилищному кодексам. Вплоть до осени прошло года, когда и разразился весь сыр-бор.

— Я была единственной наследницей этого дома, и, кстати, была там прописана, но я сознательно не торопила бабушку и отца с оформлением его в собственность, — говорит дочь Юрия Цыганкова 29-летняя Илона Тищенко (фамилия мужа). — Я боялась, что мой отец, который ни дня не бывает трезвый, просто спустит его за бесценок! Но я даже представить не могла, что в итоге выйдет еще хуже…

Всё началось со знакомства Юрия Цыганкова с некоей 62-летней Ольгой З. и её 35-летней дочерью Ларисой Б., которые сразу ни с того, ни с сего окружили спившегося мужчину заботой и лаской, стали кормить-поить, давать «шмурдяк» (разведённый технический спирт), подкидывать деньжат на расходы. Хотя местный участковый Виталий Булатов (на тот момент временно заменявший постоянного участкового района Павла Карамашева) настоятельно предупреждал Цыганкова: «Не связывайся с ними. Плохо кончится», хроническому алкоголику, как говорится, море по колено.

И вот в один прекрасный день Ольга З. и Лариса Б. вдруг заявили Илоне Тищенко, что никакая она больше не наследница, поскольку дом её отцу отныне не принадлежит, а её саму из дома они выпишут по суду. Согласно предъявленным Илоне документам, её отец выдал Ларисе Б. доверенность на оформление недвижимости в наследство и собственность, после чего продал дом Ольге З. за 700 тыс. рублей. Также Илона Тищенко увидела расписку Юрия Цыганкова в получении означенной суммы. Однако, придя к отцу, никаких денег она не нашла, а сам Цыганков, находясь в своём «обычном» состоянии, в ответ на все вопросы нёс пьяную околесицу.

Отобрав у отца паспорт, Илона увидела, что Цыганков выписан из родительского дома, а в листке убытия новым адресом значится комната в одной из черногорских общежитий по улице Дзержинского, 14. Наведавшись по указанному адресу, Тищенко обнаружила в комнате лишь нескольких пьяных оборванцев, которые знать ничего не знают. В дальнейшем Ольга З. и Лариса Б. не стали разговаривать с Илоной, просто послав её куда подальше.

Спустя несколько дней, Илона Тищенко всё же уговорила отца подать заявление в полицию на Ольгу З. и Ларису Б. по факту мошенничества. Заметим, что он согласился туда отправиться с бывшей женой и дочерью, только когда те пообещали купить ему бутылку водки.

В полиции дежурный следователь тут же вызвал для дачи объяснений Ольгу с Ларисой, но те приехали не одни, а с сожителем Ларисы и его приятелями, которые ещё в дежурной части попытались отбить полувменяемого Цыганкова у дочери и бывшей жены, хватая за руки и уговаривая ехать с ними непонятно куда. Полицейские же просто велели всем выйти и разбираться на улице.

— В общем, отца вырвать из лап этих бандитов удалось с большим трудом, только с помощью вызванных мною друзей! — сказала Илона Тищенко. — Потом мы всё же заставили отца лечь в абаканский наркодиспансер. А теперь прячем в Минусинске, потому что в Черногорске эти две мошенницы споили бы его до смерти, уж это точно!

Дело в том, что в возбуждении уголовного дела в отношении Ольги З. и Ларисы Б. было отказано с формулировкой «за отсутствием состава преступления». Следователей полиции не убедили даже вышеназванные документы, где отчётливо видно, что подписи Юрий Цыганков ставил, а также писал свои Ф.И.О. либо будучи пьяным, либо находясь «с большого бодуна».

Заставила Илона отца подать и гражданский иск, но суд проиграла — к удивлению Тищенко, вызванные в качестве свидетелей нотариус и сотрудники МФЦ, оформлявшие все документы, показали, что видели Цыганкова только абсолютно трезвым. Хотя, как уже говорилось, он на протяжении почти 30 лет до лечения в наркодиспансере не был трезвым ни дня! А участковый Виталий Булатов приехать на суд в качестве свидетеля почему-то отказался.

— Сдаваться, конечно, я не собираюсь! — говорит Илона Тищенко. — Мы подали жалобу в прокуратуру на отмену постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Сделали в Абакане почерковедческую экспертизу, подтвердившую, что все бумаги, отец подписывал в нетрезвом состоянии. Черногорская прокуратура нам отказала. Поэтому мы направили жалобу в республиканскую. Ждём ответа.

Как удалось выяснить Илоне Тищенко, её отец — далеко не единственный, кто стал жертвой мошеннических действий Ольги З. и Ларисы Б. И все лишившиеся собственности люди в их «послужном» списке — сплошь спившиеся или наркозависимые маргиналы.

— В полицию люди заявления на этих мошенниц всё же подают, но затем почему-то забирают их обратно, — сказала она. — Боятся они их. И ведь есть с чего! Вот, например, семья Козловых также из категории тихих алкоголиков. Так у них ребёнка подруга Ольги, сотрудница отдела по делам несовершеннолетних Елена Б., забрала прямо из детсада! А Лариса сказала Козловым: «Ребёнка получите назад, если подпишите на меня договор дарения недвижимости». И те, плача, подписывают! А спустя два дня один из Козловых непонятным образом умирает… Кстати, Лариса им пообещала погасить все долги по коммунальным платежам, но так этого и не сделала. Ольга с Ларисой постоянно хвастаются, что у них есть «крыша» в полиции. И если вдуматься, какая-то коррупционная составляющая здесь просматривается. Во-первых, Ольга уже более 20 лет открыто торгует спиртом, но на протяжении этого времени на неё не было выписано ни одного административного штрафа! Тогда как других торгашей и штрафуют, и к уголовной ответственности привлекают сплошь и рядом. Во-вторых, когда в нашем случае стоял вопрос о возбуждении уголовного дела, МВД Хакасии делало запрос в «регцентр» насчёт принадлежащих Ольге и Ларисе объектов недвижимости. Выяснилось, что этой самой недвижимости — домов и квартир — у них целую роту расселить хватит! Я сама видела справку. Спрашивается, на какие деньги всё это приобретено? Лариса, кстати, уже много лет нигде не работает. И, что характерно, ни один из этих объектов не проходил процедуры купли-продажи или дарения через агентство недвижимости. Ольга с Ларисой всё оформляли сами. В-третьих, в полиции как-то (уж не знаю, в шутку или всерьёз) мне сказали: «Ну, что вы к ним пристали! Они же „санитары“ нашего города — очищают его от бомжатни». То есть, лишают опустившихся людей жилья, тем самым помогая им поскорей отправиться в мир иной? Я помню случай, когда Лариса кулаками и пинками выгнала из своего района сотрудницу риэлтерской фирмы, объявив: «Здесь недвижимость имею право покупать и продавать только я!». Девушка вызвала полицию. Так полиция приехала… купила у Ларисы спирта и уехала!

Сейчас 52-летний Юрий Цыганков, по словам его дочери, уже два месяца не пьёт. Помогла трудотерапия — на новом месте он ухаживает за поросятами. Правда, стал страшным сладкоежкой, всё время требует варенья! За ним постоянно присматривают соседи. А о продаже родительского дома он абсолютно ничего не помнит, с улыбкой отвечая на все вопросы: «Да если б на меня вправду вдруг свалились 700 тыс. рублей, я бы десять лет на них беспробудно пил. Но только вы бы меня эти десять лет в городе в глаза не увидели!».

P.S. В подразделении участковых уполномоченных полиции Черногорска от комментариев ситуации отказались.

Евгений Ивашкин

 

хэштеги

#тон #тон_м #тонм #тон_минусинск #тонминусинск #минусинск #газета #новости #ton #ton_m #tonm #черногорск #фемида #алкоголь #хакасия

Печать
 
  1. Эх, Илона..
    5 августа 2017 в 07:55 | #1

    Жил себе спокойно в Черногорске шахтёр-проходчик Юрий Цыганков, никому особо и не был нужен, и дочь его, которая «была единственной наследницей этого дома, и, кстати, была там прописана» и которая про отца говорит, что он «ни дня не бывает трезвый», спокойно на это смотрела. А как узнала, что перестала быть наследницей — так и забила во все колокола, и в полицию обратилась, и коррупцию везде увидела, и в газетку написала, и в суд пошла. И вот результат «Сейчас 52-летний Юрий Цыганков, по словам его дочери, уже два месяца не пьёт. Помогла трудотерапия — на новом месте он ухаживает за поросятами. Правда, стал страшным сладкоежкой, всё время требует варенья!». Плохо, конечно, что Ольга З. и Лариса Б. совершают такие поступки, но мораль сей басни в том, что ценности семейные надо чтить и за батей ухаживать, а не о квартире и наследстве думать. Смотрела бы за батей — и не было бы этой истории. Постеснялась бы хоть И.Тищенко.

  2. Редактор
    5 августа 2017 в 11:43 | #2

    Верно сказано!

  3. илонна
    11 февраля 2018 в 20:52 | #3

    А мораль то такова, что я отца не забывала никогда и помогала, как могла. Пристрастие к алкоголю, а вследствие болезнь «алкоголизм»у моего отца выявилось когда мне было года 3 и вся семья помочь ему хотела и лечили, и кодировали и бесполезно. Если человека затянул этот змей, то обратного пути нет, еще и силы воли нет. А по поводу кто кому был нужен поясняю- я всю жизнь прожила с мамой, без отца и слова доброго от отца не слышала, не говоря уже о какой то материальной помощи, тем не менее никогда о нем не забывала и навещала без какой то корысти. Не вам меня судить!!Я не являлась единственной наследницей и не имела права даже претендовать на дом и не претендую по сей день. Я хочу, чтоб мой отец жил в своем законном доме, а не скитался по дворам, как многие те, кто остались без жилья, потому, что заступиться некому было за них. Да отец алкоголик и он привык этому образу жизни и все привыкли. Он тихий и никому не мешал, пусть социально неблагополучный, но это ни повод оставлять его на улице такими действиями.