«ЛЕГЕНДА ВСЕГДА БЕРЁТ ВЕРХ НАД ИСТОРИЕЙ» Сара Бернар

Материал опубликован в газете ТОН-М № 34 (168) от 6 мая 2016 г.

В следующем месяце, не побоюсь этого слова, легенде города Минусинска Михаилу Степановичу Зенченко исполнится 79 лет! То есть, и грандиозный юбилей уже не за горами — отметим через год. Этого человека знает без исключения всё взрослое население города. Но что именно знает народ? Зенченко коммунист, всю жизнь на руководящих должностях, ныне исполняющий обязанности председателя городского Совета депутатов. Скажу больше: слухов куда больше, чем реальных фактов. Именно поэтому сегодня постараемся хотя бы уравнять весы, на одной чаше которых народная молва, а на другой реальная жизнь мудрого человека. Кстати, вот что показательно: перед началом беседы я поинтересовался трудовым стажем Михаила Степановича. Он дал ответ: 58 лет. Но предварительно вывел эту цифру путём математических вычислений не на калькуляторе, а по старинке — столбиком!

На самом деле, Зенченко терпеть не может давать интервью. Уговорить его на общение с прессой за пределами административных дел практически нереально. Между прочим, даже сейчас, когда я пишу эти строки, Михаил Степанович всё ещё сомневается в правильности принятого им под нашим напором решения — пообщаться с прессой. Мы же постараемся как можно меньше (если получится) касаться нынешних политических тем, а как можно больше «вытащить» из нашего собеседника историй из «пошлой», советской жизни. Да простит меня Михаил Степанович, но сегодня он для нас не столько политик и руководитель, сколько история города, края и страны!

— Михаил Степанович, буквально через три дня мы будем отмечать День Великой Победы! Для нас торжественная дата, сопряжённая с воспоминаниями наших дедов и прадедов. Но Вы были свидетелем того тяжёлого для страны времени. Помните 9 мая 1945 года?

— Конечно, помню! Мне к тому времени почти исполнилось восемь лет. Была удивительно солнечная погода. Я помню, как объявили о Победе, помню, как люди на площади собрались, помню, как мы, пацаны, наблюдали за этой всенародной радостью, сидя повыше на заборах. Был грандиозный митинг. Слёзы счастья на глазах у женщин, стариков и даже взрослых мужчин! Это незабываемое событие!

— Восемь лет солидный возраст для ребёнка того тяжёлого времени. Наверняка Победа стала отсчётом новой жизни, но давайте вспомним пусть небольшой, но не менее определяющий отрезок жизни «до этого».

— Давайте, к тому же вспомнить не трудно, а, даже наоборот, легко и хоть не всегда приятно. Я родился в Красноярском крае в селе Рыбное Рыбинского района в 1937 году. Родители туда приехали ещё во времена Столыпинских реформ. В семье было нас пятеро ребятишек — три старшие сестры, я и младший брат. Жили — не тужили. И вот война. Жутко. В один миг всё переменилось. Отца комиссовали в 42 году. Он пришёл с фронта уже больным человеком. Прожил всего несколько месяцев и скончался. Мать после этого замуж так и не вышла, воспитывала нас пятерых в одиночку. Сами понимаете, что работать приходилось всем. Я овец пас, потом на кирпичном заводе тачку возил, в поле сено косил за восемь километров от села. Кушать-то надо было. А ведь ели и крапиву, и лебеду. Собирали и колоски, и картошку, брошенную на полях. Надо было выживать. Бедно, но выживали.

Михаил Степанович Зенченко

Михаил Степанович Зенченко

— Выжили, и это главное! И тут начинается самая интересная и, уверен, что поучительная часть истории. Каким же образом Михаил оказался на земле Минусинской?

— Вечно вы, молодёжь торопитесь. Не всё так быстро произошло. Это длинная история. Итак. Из братьев и сестёр после окончания школы только мне посчастливилось поступить в техникум. Ведь и для учёбы были нужны средства. Это был сельскохозяйственный техникум в Рыбном. Четыре года учёбы. Потом сельскохозяйственный институт, после которого по распределению меня направили в Ермаковский район. Свою серьёзную трудовую деятельность я начал старшим зоотехником в инспекции по сельскому хозяйству при райисполкоме. После того как реорганизовали инспекцию и организовали опытно-показательное хозяйство, я ушёл старшим зоотехником в совхоз имени Щетинкина. Четыре года проработал в Ермаковском районе, а после этого мне было предложено переехать в город Минусинск.

— Вот!

— Совсем не «вот». Здесь в то время были тресты совхозов. К тому времени я успел обзавестись собственной семьёй, и прибыли мы с женой Ульяной Тимофеевной на минусинскую землю. Нам сразу предложили квартиру. Вот тут, за мостом стоят первые восьмиквартирные дома. Помню, как пришли мы смотреть на новое жилище. А был жуткий ветер, песок в глаза несло! И я подумал: не нужен нам этот город. Пришёл в трест и сказал: «Знаете, я, пожалуй, не буду переезжать. В любой район, на любое хозяйство поеду, но только не в Минусинск». И отправился в Каратузский район.

— Может быть, это и к лучшему. Появилась возможность дополнительно набраться опыта.

— Это точно! Опыта, хоть отбавляй. Хозяйство там было громадное! Шесть тысяч голов крупнорогатого скота, только коров две с половиной тысячи, были и свиньи, и овцы… И вот в этой махине я проработал главным зоотехником восемь лет. В период работы предлагали и должность директора совхоза, и переезд в Красноярск в трест «Скотопром», и в Емельяново на птицефабрику… Хорошие, одним словом, были предложения, но я отказывался. Вступил в партию. А было мне тогда всего 28 лет.

— Нерешительный Вы в прошлом какой-то, Михаил Степанович. Или просто любили всё начатое доводить до конца?

— Именно, что до конца. Но ведь не всегда давали это сделать.

Уведомили: «Раз ты отказываешься от выгодных предложений, поедешь в отстающее хозяйство в совхоз „Сибирь“ Шушенского района». Вот так партия первый раз мне сказала: «Надо!». А хозяйство-то было непросто отстающее, а практически упадочное. Первое, что увидел по прибытии, это пьяных мужиков: «Ба! Директор приехал!». Сначала привыкал к тому, что на всех совещаниях совхоз критикуют. Садился в сторонке и помалкивал. А потом потихоньку начали работать. Надо отметить, что меня, молодого руководителя, поддержал коллектив. На посевной работали в две смены. На трактора сажали всех, кто умел управлять техникой, в том числе и меня. Приходилось спать по три-четыре часа в сутки, но посевную в результате провели! Признаюсь, трудно было прививать людям любовь к работе. Однако буквально через год ситуация начала меняться в лучшую сторону. Урожайность поднялась до 33-35 центнеров, надои начались за 3 тысячи, стали сдавать скот, у людей появилась гордость за родное хозяйство! Нам присвоили звания «Хозяйство высокой культуры земледелия», «Хозяйство высокой культуры животноводства». Мы стали передовиками в Красноярском крае. Урожайность у нас была даже больше чем у «назаровцев»! Наш совхоз неоднократно был участником ВДНХ. По итогам пятилетки вручили знамя ЦК и Совета министров и рубиновую звезду — это был особый знак в то время! Я уже не говорю про дипломы и медали.

— А надо бы говорить. Мне «разведка донесла», что по итогам работы в Каратузском районе Вас наградили орденом «Знак почёта», а в Шушенском орденом «Октябрьской революции».

— Совершенно верно, но не будем заострять на этом внимание, дальше-то ещё интереснее. В 1978 году, мне предлагают ехать в Ермаковский район на должность председателя райисполкома. Это было в июле. Пообещали, что осенью изберут первым секретарём. Казалось бы — живи да радуйся… А я сказал: «Не поеду. Я в совхозе работаю». Как так?! Вызвал меня Игнашов — секретарь крайкома по сельскому хозяйству, усадил в кабинете и в глаза говорит: «Я знаю, почему ты не едешь! Героя захотел получить?!». Обидно было ведь, честно признаюсь, не стремился я за званиями. Тогда меня освобождают от работы директором, а я всё равно не еду — вредный был. Они присылают нового директора, а я и тогда не еду. Но через некоторое время старшие товарищи по партии мне сказали: «Ты что творишь? С кем ты начал воевать? Езжай! Иначе тебя просто выбросят, и ты никем не будешь». Куда деваться? Поехал я в Ермаковский район. Естественно, осенью меня уже первым секретарём не избирают. Я работаю два года председателем райисполкома.

— Я уже понял, что в молодости гонора Вам было не занимать. Видимо, только с таким характером человек способен добиваться поставленных целей. Но позвольте поинтересоваться, Вы в своём рассказе в Минусинск-то ехать ещё не надумали?

— Вот теперь добрались и до Минусинска. Через два года Ермаковского новое предложение — первым секретарём в Минусинский район. Но сколько же можно по районам-то кататься?! Вы, наверное, уже догадались — отказываюсь я. В результате пригласил меня в кабинет сам Павел Стефанович Федирко — первый секретарь крайкома. Поздоровался он со мной, руку пожал, предложил присесть, набрал номер Минусинского горкома и говорит в трубку: «Мы вам первого секретаря посылаем. Он у нас человек от земли. В многоэтажках жить не будет. Поэтому подберите ему земельный участок и немедленно приступите к строительству дома». Я туда-сюда, а Федирко мне: «Ну, всё, Михаил Степанович, желаю тебе успеха!». Даже слова вставить не успел. Так и избрали меня первым секретарём. И, кстати, я до сих пор в этом доме живу.

— Помотала Вас жизнь по югу края. И ведь не бессмысленно! Судя по результатам работы, руководить процессом возрождения хозяйства — Ваше призвание. А, может быть, секрет какой-нибудь есть?

— Есть, конечно. И секрет этот открыл мне ещё во времена стажировки Аркадий Вепрев — директор совхоза «Назаровский». Он сказал: «Запомни! Чтобы быть хорошим руководителем, надо, первое — раньше всех вставать и позже всех ложиться, второе — не „закладывать за воротник“ и третье — не держаться за юбку жены.

Будешь соблюдать эти правила — вот таким директорам станешь!». И ведь это было точно сказано! Работая в совхозе, я никогда не уходил с поля, пока не заглушат последний трактор. Иногда в поле и ночевать приходилось, поскольку в шесть утра уже надо начинать разнарядку.

— В Минусинск, я так понимаю, Вас тоже далеко не в отпуск отправили.

— Само собой. Отдыхать мне в то время не предлагали. Приехал сюда, посмотрел район. Урожайность плохенькая: 7-8 центнеров. На полях цветут цветочки, стоит бурьян. Начали наводить порядок в том же стиле. Не буду лукавить, подняли мы сельское хозяйство. В Селиванихе появился молочный комплекс на 1200 голов. В «Спартаке» на 800 голов. В Ничке, в Городке… А ведь на комплексах были даже магазины, фельдшерские пункты… Надои до 3 тысяч выросли, урожайность до 21 центнера. С 81-го по 88-й год я был секретарём, а потом объединили горкомы и райкомы и меня избрали первым секретарём объединённого горкома. Три года я командовал и районом, и городом. В то время, кстати, крекерную фабрику в Минусинске мы построили всего за один год. Сдавали по 50 тысяч квадратов жилья в год. Построили детские сады и школы, в районе — дома культуры и спортивные залы. Дороги между сёлами сделали.

Сессия городского совета. Председатель М.С.Зенченко

Сессия городского совета. Председатель М.С.Зенченко

— Позвольте ещё раз продемонстрировать свою осведомлённость. Знаю, что за работу в Минусинском районе Вас повторно наградили орденом «Знак почёта». А вот звание «Героя социалистического труда» не присвоили, хоть и были готовы документы. А не присвоили исключительно по причине того, что кому-то «повыше», от кого зависело решение, эта награда самому пришлась по душе.

— Давайте оставим эту тему. Зачем сейчас это вспоминать? В то время начались куда более значимые перемены. В 91 году коммунистическую партию разогнали. Я стал председателем Минусинского районного Совета. Но этим дело не кончилось. В 93 году, когда Совет ликвидировали, ушёл на хозяйственную работу заместителем генерального директора СК «Тесь». После этого работал директором мясоперерабатывающего комбината. А в 96-м, когда Советы начали возрождаться, и я снова стал депутатом, на этот раз уже городским, коим и являюсь по сегодняшний день.

— Буду откровенен. Когда Вы мне рассказывали о днях минувших, о восстановлении хозяйства, о беззаветном желании людей трудиться на благо Родины, я сам словно воспрял духом. Но скажите мне, что же случилось с народом? Что произошло со страной за последние 20-30 лет?

— Знаете, что случилось? Патриотизм у народа исчез! Почему-то пропало стремление к работе! Посмотрите сами: в районе было 146 тысяч овец. Где они теперь? Было 30 с лишним тысяч крупнорогатого скота. Где этот скот сегодня? Нету! Было 12 тысяч коров, сейчас осталось 4 тысячи. Зачем было рушить на совесть отстроенное? Зачем ломать отлаженный механизм? Ведь в то время, если ты хороший хозяин, денег хватало на всё. Другое дело — не хватало лимитов, но в крайкоме нам говорили: «Вы делайте, если есть возможность, в конце года мы всё оплатим». И всё оплачивалось. Поэтому и строили! А самое главное, когда пришёл Горбачёв с идеей перестраивать… Ладно если перестраивать, но рушить-то производство не надо было! Где теперь эти колхозы и фермы? Даже признаков их не осталось. А ведь это колоссальные деньги. Сейчас вернуться и восстановить всё это уже невозможно. Спрошу больше: зачем было партию разгонять? Чем не угодили коммунисты? Все эти разговоры о привилегиях — ерунда! У меня зарплата, как у первого секретаря, когда я начинал работать, была 250 рублей. Это меньше, чем получал руководитель предприятия. Кроме этой заработной платы у меня никаких привилегий не было. Дачи не было, премиальных не было. Единственно, что приходит на память, так это санаторные путёвки, за которые члены профсоюза из своих доплачивали 20 процентов, а я доплачивал 10. Вот такая привилегия! И всё. Говорили о каких-то особых магазинах для партийных работников. Не было у нас таких магазинов! На уровне крайкома — возможно, утверждать не стану. Но где мы, и где крайком? Ни на какие «секретные склады» я не заходил. И жена моя тоже, не приведи бог! Мы здесь три года проработали — никто даже не знал, что она жена первого секретаря.

— Я искренне сочувствую тому, что Вашей партийной истории однажды плюнули в душу. Сам до конца не понимаю необходимости принятия этого решения. И по поводу отсутствия патриотизма совершенно с Вами согласен. Но, с другой стороны, жили и живут другие страны и без правящей коммунистической партии. Значит, не только в этом дело?

— Конечно. Но ведь ещё одна ошибка произошла, когда начали расправляться с кадрами. В советское время председатели колхозов и совхозов были номенклатурой крайкома партии. Так просто тебя на эту должность никто не поставит. Тебя сначала изучали, словно под лупой, смотрели, как ты работаешь. А потом началось: выборы. То скотника избрали, то тракториста избрали… Обратите внимание: тот, кто сохранился до сих пор из бывшей номенклатуры, работает на совесть и сейчас. Остальное всё развалилось. Чтобы стать руководителем, надо доказать, что ты что-то значишь, как высококлассный специалист! И секретарём просто так не избирали: сначала надо было всю «кухню» Советов пройти. А во времена Михаила Сергеевича начали делать ставку на комсомольцев без опыта, а иногда и без образования. Раньше хороших руководителей не выкидывали. Достиг своего «потолка» в работе — переводили на другое место: «Работай». А сейчас? Отработал свой срок Глава — уволили и забыли. Остаётся опытный и грамотный человек за бортом. Я вам так скажу: дисциплина была везде и во всём, не то, что сейчас.

— Хоть и не собирались много говорить о политике, но я, пожалуй, уточню: по Вашему мнению, нынешний глава Минусинска сможет достичь своего «потолка»?

— Должен! Только сегодня ведь все кому не лень его третируют. Проверяющих органов создали столько, что и работать-то человеку некогда! А штаты, посмотрите, как нынче раздуты. Я только один пример приведу: сегодня 60 человек работают в соцзащите, 60 человек работают в пенсионном фонде. А в прошлые времена в городе было всего пять человек, которые тебе и соцзащита и пенсионный фонд. Вот и всё! Какой бюджет сегодня на это нужен?!

— Вот так не спеша мы подошли к теме «Теперь деньги решают всё!».

— Вы поймите, я не берусь утверждать, что раньше мы жили значительно лучше. Не было такого количества богатых людей. Но что сделали с народом? Какой бы ни был, но присутствовал энтузиазм! Люди шли на работу с желанием и даже с песнями.

Народ искренне переживал за общее дело. Сейчас люди в большинстве своём не хотят работать, людей разбаловали. Я не отрицаю: может быть, время другое. Но, сегодня если ты не работаешь, то сходи в центр занятости — тебе ещё и пособие платить будут. А раньше? Если после увольнения не устроился на работу в течение двух месяцев, то тебя предупреждают, что тунеядцам в нашем обществе не место. А через полгода отправят на работу в принудительном порядке! И это правильно, люди должны работать. Конечно, нельзя всех «стричь под одну гребёнку», но для большинства сегодня, действительно, главное — деньги! Когда я работал в совхозе и награждал людей за добросовестный труд, то некоторым давал премии, а некоторым почётные грамоты. И знаете, что примечательно? Те, кому не достались грамоты, обижались! А теперь спросите, кому нужна эта бумажка? Деньги давай!

— Михаил Степанович, минуту назад Вы заметили, что надзирающих органов нынче с избытком. Но, может быть, не в количестве дело, а в их умении и желании работать?

— И в этом тоже. Раньше ведь какой порядок был: Следователь прокуратуры не имел права работать на одном месте более трёх лет, его переводили. Для прокурора был предел 5 лет. И не дай бог, если в их работе партийное руководство: райком или горком, обнаружит брак! Мигом на их месте оказывался другой следователь или прокурор! Вот это была власть. А сейчас, кто такой Глава? Обидно на это смотреть: мальчик для битья. Народ колотит, правоохранительные органы колотят, даже те проверяющие, которые, по сути, ничего собой не представляют, начинают учить. До тех пор, пока это не прекратится, хороших кадров мы не вырастим!

— Пессимистично получается. А вдруг всё-таки вырастим? Где гарантия того, что человека этого не «задвинут» по политическим мотивам. Это, насколько мне известно, в нашей стране всегда было «модно».

— Возможно, для многих это будет открытием, но поверьте мне: если раньше достойного человека, отличного профессионала ставили на руководящую должность, то далеко не всегда обращали внимание на то, в партии он или нет, и я тому наглядный пример.

А сейчас? Пусть и дурак, но главное, что «Единоросс». И ни в коем случае, из какой-то другой партии. Я, кстати, на себе это знаю. Открою секрет: какое-то время назад Александр Хлопонин, который прекрасно понимал суть этой политической борьбы, будучи губернатором Красноярского края, предлагал мне занять пост главы Минусинска. Я сказал: «Александр Геннадьевич, вы же знаете, что я коммунист». Он ответил: «Ну, и что. Я тебя знаю, как хорошего специалиста и организатора. Мне совершенно неважно, в какой ты партии». Уехал. А потом кто-то отсюда написал письмо секретарю генсовета «Единой России» Вячеславу Володину. Мол, как так? Губернатор Хлопонин собрался ставить главой города коммуниста! Насколько мне известно, когда после этого Хлопонина вызвали «на ковёр», он с «хозяином ковра» поругался и сказал: «Тогда я снимаю с себя ответственность. Кого хотите, того и ставьте!». Потом Александр Геннадьевич объяснил мне положение дел и добавил, что если я сейчас выйду из рядов КПРФ и стану «единороссом», то уже на следующий день буду главой города. Я ответил, что чрезмерно уважаю его, как губернатора и человека за прямоту и честность, но подобного я не сделаю никогда! Для меня подобный шаг сродни предательству. Меня люди перестали бы уважать. Со мной бы здороваться перестали.

— Уверен, что Вашу руку и сегодня многие готовы пожать с благодарностью. Мы же в ответ просим Вас дать дельный совет молодёжи, и предоставляем возможность обратиться с поздравлением ко всем минусинцам.

— Совет простой: надо работать. К примеру, когда я уходил на работу — мои дети ещё спали, когда приходил — они уже спали. Но зато я чувствовал себя настоящим мужчиной, добросовестным тружеником, и до сих пор ни о чём не жалею! Я прожил хорошую жизнь, интересную и, надеюсь, для многих полезную! А в качестве поздравлений хочу ещё раз напомнить всем, что День Великой Победы — это, пожалуй, самая главная дата в истории нашей Родины. Слава наших воинов, очистивших мир от фашистской сволочи, не померкнет в веках! От всей души желаю здоровья и долгих лет жизни тем, кто стали свидетелями этой грандиозной Победы! А тем, кто родился и вырос в мирное время, не падать духом ни при каких обстоятельствах и чтить великую историю великой страны, передавая её из поколения в поколение.

Беседовал
Александр Томских

хэштеги

#тон #тон_м #тонм #тон_минусинск #тонминусинк #минусинск #газета #новости #ton #ton_m #tonm #Зенченко

 

Печать
 
  1. Пока что нет комментариев.